В мире тишины…

 

На всех фотографиях вы увидите меня улыбающимся…это потому, что я не понимаю что происходит вокруг меня на самом деле, я живу в моем мире и счастлив рядом со моими родителями.

Мама пытается научить меня любить сестренку, нюхать цветы, произнести что мне хочется, но я не понимаю зачем мне все это нужно… Мне 7 лет, но я ни разу не выходил поиграть один, потому что не знаю что для меня опасно, поэтому меня всегда кто-то сопровождает; я не разговариваю и не играю с детьми моего возраста, потому что не понимаю их игр…я-аутист…

Нас двое…


 

(…в один прекрасный осенний день, на УЗИ, «ПОЗДРАВЛЯЮ! У вас близнецы!». Да, 2 красивых мальчика, Кристи и Никита, которые изменили нашу жизнь.)

В 2 года 6 месяцев начались мучения: психиатры, невропедиатры, генетики, врачи гомеопаты, психологи и логопеды – «друзья» наших детей. Мы давали им витамины, таблетки, капсулы, гранулы, капли и уколы.

В 3 года 5 месяцев у них начали подозревать аутизм. Теперь нам 3 года 11 мес. Кристи говорит, хотя невнятно, Никита – пока нет. Но мы не теряем надежду. Посещаем обычный детский сад (логопедическую группу) и занимаемся дома.

О чем мы мечтаем?

Не о лицеях или университетах, или о том, что они сделают карьеру, а что мы тоже будем свекром и свекровью, будем радоваться внукам и, если Господь пожелает, может и правнукам. Ах, да! И что мы будем видеть их постоянно улыбающимися!!!

Растем…

(Кристиан. 6 лет с половиной. В настоящее время – диагноз аутизм)

Биография: родился до срока – на 37 неделе.  До 9 месяцев развивался в соответствии с возрастом, ничем не болел, даже не температурил. В 9 месяцев, из-за трагической случайности получил черепно-мозговую травму II-ой степени, с последующим односторонним парезом левой стороны.

Начал ходить примерно в 1 год 3 месяца и за все это время произнес несколько слогов. Несколько позже начал имитировать животных, впоследствии перестал, и снова вернулся к слогам.

Где-то победы, где-то поражения, и мы находимся в постоянном лечении…

Мы, родители, думали, что речь идет об обычном запоздалом развитии речи, как это часто происходит у детей (напоминаю, что он кое-что говорил, но для 4 лет с половиной это было недостаточно) и потому надеялись, что он заговорит. В конце концов, мы решили обратиться к специалистам, сначала к логопеду, затем к психиатру, которые поставили ему диагноз: аутизм. С тех пор одновременно с лечением для реабилитации  одностороннего пареза мы следуем советам психиатра и работаем со специалистом владеющим терапией ABA. Мы заметили улучшение в поведении Кристи и рады даже каждому, даже самому незначительному прогрессу.

Желаем всем детям крепкого здоровья, чтобы они не знали что такое болезни. 

Мои друзья

 

Если однажды твой ребенок провалится в свой, внутренний, мир, как далеко ты пойдешь, чтобы спасти его?